30 мая, вторник, 14:17

Сибай 24 Информационный Городской Портал

Новости России и мира

Подросток решил продать почку, чтобы построить дом маме и бабушке

изображение

Мошенники лишили семью Петровых денег, предназначенных на покупку жилья

- Я тот вечер помню, словно вчера было. Мы с внуком отмечали Новый год, я на стол собрала, что могла — все самое скромное, - сквозь слезы рассказывает 67-летняя Наталья Петрова, - телевизор сидели смотрели. И так, знаете, горько мне стало от нашей беды, что я расплакалась: люди отмечают, радуются, а мне даже на стол поставить толком нечего — все деньги на суды уходят. Реву белугой. Тут Гоня — это домашнее прозвище внука моего Геночки* — встал и говорит: дескать, ты не плачь, бабушка, потерпи, вот дорасту до 18 лет, почку продам и будет у нас дом. Он уже и цены в Интернете посмотрел: твоя, говорит, не пойдет, ты старая, а я смогу...

Карточный домик

После того, как вышла не пенсию, Наталья из Хакасии перебралась в Красноярский край, в деревушку Мурино. Там ей по наследству досталась добротная деревенская усадьба. Держала хозяйство — коров, свиней, кур. Дом у нее всегда был, как говорится, полная чаша. Но возраст начал брать свое, и в 2006 году она решила переехать обратно в Абакан, к дочери Ларисе с сыном. На семейном совете постановили: Лариса продает свою скромную «двушку», а Наталья свои деревенские хоромы и вместе покупают дом на земле.

- Я в квартирах жить не люблю, мне природа нужна, огородик, - рассказывает Наталья. - В декабре 2006 года я обратилась в известное в городе агентство - «Недвижимость Бугаевой». Они казались такими надежными, через них же мы и Ларисину квартиру продали… а в итоге остались на бобах. Риелтор уверяла, что дом в Калинино (спальный район Абакана — авт.) новый, брусовой, что сама она — по образованию якобы инженер-строитель — вдоль и поперек его проверила. В общем, со слов риелтора, не дом, а сказка, но нужно было поторопиться, а то уйдет такое сокровище в два счета.

Наталья с Ларисой поверили, ведь сами-то они в строительстве ничего не смыслят. А продавец Кучкар Халилов оказался давним знакомым Натальи: по молодости она помогла ему, тогда еще только переехавшему в Хакасию, с работой.

- Я в торговле работала, а он у нас грузчиком в магазине подрядился. Смотрю — человек обязательный вроде, аккуратный, я руководству и говорю: давайте его экспедитором поставим, - вспоминает с горькой усмешкой Наталья. - Сейчас думаю: не делай добра, не получишь зла. А когда дом с дочерью стали покупать, нас с ним жизнь снова свела. Я его еще тогда спрашиваю: Коля (мы его раньше так на русский лад звали), дом хороший, честно скажи? А он — мне: «Наташа, не переживай, строил как для себя. Бери, не прогадаешь».

На покупку дома Петровы потратили все свои сбережения — немногим больше миллиона рублей. А когда въехали и начали менять окна и двери, рухнула несущая стена. Само строение того и гляди сложилось бы, как карточный домик.

Суд да дело

После этого начались суды, которые растянулись на без малого 10 лет. Но для начала Петровы обратились в Управление технической инвентаризации Усть-Абаканского района, пенсионерке было не понятно, как специалисты могли признать новым негодный для жизни дом.

- На суде Халилов заявил, что никаких документов на дом сам не делал, помогали риелторы Бугаевой, а технический паспорт был составлен в ускоренном режиме, - поясняет пенсионерка. - Как такое возможно — непонятно… В августе 2007 года я снова пригласила экспертов УТИ в этот дом, тогда и выяснилось, что технический износ дома составляет 48 процентов.

На тот момент Лариса с сыном, да и сама женщина снимали квартиру, поскольку жить в непригодном доме не было никаких сил: штукатурка повсюду обвалилась, по стенам ходили крысы, везде сырость и холод. Петрова подала на Халилова в суд, чтобы возместил расходы на устранение недостатков. Суд иск удовлетворил и наложил арест на имущество Халилова. Однако пока приставы выполняли решение суда, должник умудрился распродать практически все свое имущество.

- Мы судились с агентством Бугаевой, с Халиловым, с приставами, поскольку их бездействие тоже сыграло свою роль. Мы просто устали добиваться справедливости от государства… Когда мы к приставу пришли, она нам сказала, что выход теперь один — ждать пока Халилов выйдет по возрасту на пенсию. С пенсии, дескать, нам и будут перечислять деньги в уплату долга.

Единственное, что удалось получить Петровым с должника, участок земли стоимостью 400 000 рублей (к тому моменту с учетом инфляции долг Халилова уже зашкалил за 2 миллиона). На вырученные деньги соорудили времянку, где сейчас и ютится Наталья Петрова. Однако, дом не утеплен, и зимой его едва удается протопить до 14 градусов. Поэтому Лариса с Геннадием живут в Абаканском пансионате ветеранов на «птичьих правах». Уже 30 мая их оттуда выставят.

- Как получилось, что вы с Геной живете в пансионате ветеранов?

- Сначала снимали квартиру, потом у меня не осталось сбережений вообще, и я обратилась за помощью к Ирине Смолиной, и.о. заместителя главы Хакасии. Она нам с мамой помогла временно заселиться сюда. И вот последние 6 лет живем с ребенком здесь, мама приезжает дважды в неделю помыться. Во времянке этой потому что условий нет. Нас каждый год пытаются выставить вон, - плачет Лариса, - и я понимаю почему: тут целая очередь пенсионеров, которые тоже нуждаются в жилье. Но и снимать квартиру у меня денег нет. Зарплата 25 тысяч всего, из которых я выплачиваю два кредита. Деньги брала то на пристройку к времянке, то на надворные работы. Ипотеку мне никто не даст, из-за этих кредитов. В Калинино ничего достроить не можем.

В министерстве социальной защиты Хакасии женщине предложили выход: переселяйтесь в кризисный центр в Черногорске. Перебираться в Черногорск Лариса не хочет и это не прихоть: в этом году Гена заканчивает 9-й класс, впереди два самых сложных года перед поступлением в школу полиции, о которой не первый год грезит мальчик. Менять школу, мягко говоря, не желательно. К тому же, в Абакане у него секция по вольной борьбе...

- Знаете, мы пока мотались по съемным квартирам, он у меня сменил четыре школы, устал, издергался. Начались эти разговоры про продажу почки, которых я просто до ужаса боюсь, -всхлипывает мать мальчика. - Конечно, он только привыкнет к новому кругу общения, я его срываю, переезжаем и так по кругу… Вы не думайте, я знаю, что есть люди, которые живут хуже нас — неизлечимо больные, одинокие или брошенные старики. Весь этот ужас сейчас у меня на глазах. Знаю! И не прошу денег: на хлеб себе и ребенку я сама заработаю. Я просто хочу справедливости.

Пока что справедливость для Ларисы, Натальи и Геннадия Петровых ограничивается простой математикой: выплачивая с пенсии долг по 3 тысячи рублей, Халилов будет рассчитываться примерно 70 лет. Доживет ли до полного погашения долга 67-летняя Наталья — неизвестно.



Источник: Комсомольская правда


Комментарии vkontakte


Комментарии Сибай 24